проекты
08.07.2011 1247

Листая старый календарь: 8 июля 2011 год

Сегодня его назвали бы лоббистом. Как крестьянин из владимирской глубинки вошёл в учебники истории. Об этом расскажет автор нашей краеведческой рубрики Валерий Скорбилин.

150 лет назад, в год 1861-й, отмены крепостного права,  от князя Орлова, владевшего селом Фоминки в Гороховецком уезде, освободились 5700 ревизских душ, в числе которых был Афанасий Чекунов. В том же году родился его сын Иван. Так бы и осталось безвестным для потомков это незнаменательное событие, если бы не суждено было стать Ивану Афанасьевичу Чекунову самым знаменитым ходоком, или по-сегодняшнему лоббистом, за интересы крестьян перед российскими властями.

Во всех печатных источниках Иван Чекунов проходит как крестьянин. А в советских - с обязательной идеологической добавкой: "Он рано познал нужду и беды крестьян и стремился их чем-то облегчить..." На самом деле, применяя те же советские клише к оценке статуса этого человека, его следовало бы отнести к явным кулакам. Иван Афанасьевич владел не только домом с постройками и наделом земли, но и большим двухэтажным трактиром с 11 окнами по фасаду. А после введения госмонополии на спиртное переделал его под  чайную. Вместе с братом Чекунов организовал добровольную пожарную дружину, залучив в неё около 200 человек! Она стала не только первой, но и лучшей в губернии, что отметил в 1899 году журнал "Пожарное дело". Деревянные Фоминки, где в иной год выгорала половина села, вздохнули с облегчением. А каменное пожарное депо с наблюдательной вышкой до сих пор служит фоминцам по назначению.

Предприимчивость  в Чекунове била ключом. На неудобице задумал создать он общественное опытное поле. Раскорчевал с мужиками землю, засеял. Чтобы купить инвентарь, заложил в банке свою усадьбу. Вычитав в земледельческом журнале (грамотный был!) про севообороты, написал туда, прося поделиться опытом. Внедрив на общественном поле севооборот, Чекунов собрал неслыханный для своих мест урожай зерна. Пытливый ум Ивана Афанасьевича интересовался политикой. Есть сведения, что до 17-го года он лично ездил к Столыпину и Керенскому насчёт реформ. В 1908-ом был делегатом 1-го съезда кооператоров. Выступал на сходах, печатался в либеральном "Думском листке", упрекая тогдашних олигархов: "Мы видим, что вы, пользуясь безответственностью власти, открыли в стране лавочку и всё, что было у нас ценного, распродали, а деньги за границей прожили". Неужели, думаешь, это написано более века тому назад?!

Картина Серова "Ходоки у Ленина" была известна каждому советскому школьнику. Могучий старик с окладистой бородой - это Чекунов, самый известный ходок из всех принятых  Ильичом. К вождю мирового пролетариата и крестьянства фоминский крестьянин ходил трижды. В 19-ом году они разговаривали о положении на фронтах. Ленин приметил беспартийного мужика-пропагандиста.  В 21-ом Чекунов ратовал перед Лениным за пересмотр мясного налога, из-за которого выращивать скот было невыгодно. Ильич посоветовал написать об этом в газету "Беднота", активным сотрудником которой уже состоял Чекунов. Тот отвечал, что для написания нет подходящих очков, и Ленин, тут же передал с ходоком записочку наркому здравоохранения Семашко с просьбой помочь. Очки Чекунову, конечно, справили, а фотокопия ленинской записки до сих пор выставлена в московском музее Ленина. Ильич же выдвинул "старика со светлой головой" Ивана Чекунова в члены коллегии Наркомзёма, он участвовал в заседаниях Госплана, писал статьи для нескольких газет, включая "Правду". И уже к нему, переехавшему в Москву, шли ходоки от всех российских губерний.

"Старик со светлой головой" до конца дней оставался беспартийным православным. У большевистских руководителей это вызывало досаду. Иван Афанасьевич и новую власть защищал, и был в то же самое время против сноса памятнику Александру II во Владимире, в установке которого когда-то участвовал. Неудивительно, что на Чекунова пошли доносы. Приплели даже историю с очками: мол, самому Ленину "очки втирал"! Но народного корреспондента своя пишущая братия отстояла. В последние годы жизни Чекунов заведовал отделом писем в "Крестьянской газете". Успокоился неуёмный трудяга и общественник в январские дни 1928 года на Даниловском кладбище Москвы. К 50-летию его кончины, 4 июля 1978 года, в фоминском доме Чекунова был открыт мемориальный музей. Двумя годами раньше взорвали церковь Казанской божьей Матери, родной храм Чекунова и его односельчан. Однако недавно музей закрыли и отдали помещение семейству батюшки, который приехал возрождать храм в Фоминках. Что-то в жизни перепуталось хитро... Как и в судьбе самого Ивана Афанасьевича Чекунова, лоббиста за лучшую жизнь, рождённого 150 лет назад на гороховецкой земле. Кстати, сегодня на его родине засевают аж 300 гектаров пашни. А полтора века назад засевали 6 тысяч...





Комментарии