проекты
02.03.2012 716

Листая старый календарь: 2 марта 2012 год

Губернатор, который наводил страх и внушал любовь. Об одной из видных фигур истории Владимирского края сегодня расскажет неизменный ведущий нашей краеведческой рубрики Валерий Скорбилин.

160 лет назад, 22 февраля (или 5 марта нового стиля) 1852 года указом императора генерал-майор кавалерии Николай Петрович Синельников был назначен военным губернатором города Владимира и владимирским гражданским губернатором. Он стал 15-м в череде своих предшественников на этом посту. А правил губернией всего-то 9 с небольшим месяцев. Но за такой смехотворный, по нашим представлениям, срок сумел многого добиться.

В отличие от большинства владимирских губернаторов Синельников не принадлежал к аристократии, а был выходцем из небогатого дворянского рода Петербургской губернии. Предназначенный с детства для военной службы, он начал с кадетского корпуса и всего в жизни добивался благодаря самоотверженному исполнению долга. Патриотом  был не записным, а настоящим. Службе отдавал всё своё время, но не стал солдафоном: много читал, любил искусство, ценил театр. Понюхав пороху при штурме Варшавы, а затем служа в Петербурге, Николай Синельников привлёк внимание государя Николая I своими обстоятельными докладами и предложениями по организации военной и гражданской жизни Санкт- Петербурга. Император даже был крёстным отцом двоих из пяти детей Синельникова. К 37 годам тот был уже гвардии полковником и собрал целую коллекцию высоких наград. А ещё через 10 лет уже генерал-майор Синельников стал владимирским губернатором. О его буднях в нашей губернии мы, по счастью, можем судить непредвзято: первоисточником для этого являются "Записки сенатора Н.П. Синельникова", опубликованные после его смерти в журнале "Исторический вестник".

"Рано утром я обозревал городские работы, ходил по базару и прочее. В 8 часов утра начинались занятия делами. Около 12 часов я объезжал присутственные места, учебные заведения, больницы, тюрьмы, арестантские роты, которые меня особенно интересовали как рабочие силы, полезные для устройства города. С 2-х часов мной рассматривались журналы губернского правления, приказа и строительной комиссии. До 6 часов вечера я занимался своими делами. В 6 часов приносилась  почта. Я вскрывал её всегда сам, делал пометки и резолюции. Вечером я бывал в театре и клубе, но оставался там не долее 11 часов. Часто ночью, при возвращении домой, я заезжал в тюрьму или больницу и другие казённые учреждения. ...Во всякое время дня я принимал господ служащих и просителей. Для последних был открыт приём и в праздничные дни...Я отправлялся без предупреждений на ревизии, особенно туда, где замечалась медленность, упущения или неверное направление дел. Таким образом, меня ожидали всегда и везде, дела шли быстрее, число жалоб уменьшалось".

Узнав, кто из помещиков дурно обращается со своими крестьянами, Синельников делал им личное предостережение или внушение. Трепет при имени Николая Петровича был так велик, что одного его замечания было достаточно, чтобы восстановить справедливость или исправить недостаток. Из "Записок сенатора Синельникова": " При объездах моих провинции я всегда посещал храмы Божии...и по выходе из церкви толковал с народом, как говорится, о житье-бытье. Так, вникая в нужды и изучая быт деревни, я утвердился в убеждении, что русский человек соединяет в себе столько добрых качеств, что при управлении, основанном на правде и любви, века не поколеблют преданности его государю и родине..." Синельников работал по 17-18 часов в сутки. Всего за 9 месяцев его пребывания во Владимире губернский город решительно преобразился: были замощены многие улицы и спуск к Клязьме, на городском бульваре устроен летний павильон, площадь внутри гостиного двора очищена и обустроена новыми лавками. Губернатор лично проверял ход строительства казённых зданий и железной рукой пресекал любые попытки погреть руки за счёт казны. Современник вспоминал о Николае Петровиче: "Энергичный, неподкупный, справедливый, он всюду являлся грозным бичом и искоренителем взяточничества, злоупотреблений и всякой неправды. Неутомимый сам, он требовал такой же энергии и неутомимости от своих подчинённых".

Николай I, конечно же, оценил хватку и эффективность владимирского губернатора. Уже в декабре 1852 года Синельников был назначен Волынским гражданским губернатором в Житомир. "Никакие мои убеждения об оставлении меня во Владимире не имели успеха",- писал Синельников. Все сословия участвовали в проводах начальника Владимирской губернии на балу-маскараде. На другой день многие жители со слезами на глазах провожали Синельникова за границу губернии. Архимандрит Боголюбовского монастыря  Феофил послал вдогонку уехавшему письмо, в котором говорилось: "Бедный и жалкий старец город Владимир долго будет сетовать, что промысл Божий не судил ему пользоваться вашим неусыпным попечением. Вы были доступны поутру рано и вечером поздно, малому и великому, вельможе и простолюдину".

Впоследствии генерал Синельников губернаторствовал в Волынской, Московской и Воронежской губерниях, всюду оставив по себе добрую память. Он также возглавлял интендантскую службу и тюремное ведомство России. Венцом его карьеры стала деятельность на посту генерал-губернатора Восточной Сибири. По совокупности всех заслуг перед отечеством Николая Петровича Синельникова причислили к выдающимся государственным деятелям все авторитетные биографические словари и энциклопедии. Не усомнимся в этом и мы, зная о том, что по сибирским рекам в начале 20-го столетия ходил пароход "Генерал Синельников". Что в 1874 году сам Константин Маковский написал  портрет генерала, который хранится сегодня в Иркутском художественном музее. Что государь Николай Павлович удостоил своего подданного словами: "Я совершенно доволен твоим управлением Владимирскою губернею. Продолжай служить так..." Это было сказано 160 лет назад владимирскому губернатору Николаю Петровичу Синельникову.




Комментарии

Введите слово
с картинки